20 лучших цитат Сергея Довлатова обо всем на свете

Россия, США

Сергей Довлатов прожил всего 48 лет, однако в его короткой биографии уместились события, которым многим хватило бы на несколько жизней. Довлатов активно действовал в ленинградской литературной тусовке 60-х, три года отслужил в лагерной охране в Коми, в начале 70-х «все бросил» и, подобно нынешним хипстерам, переехал в Эстонию, где в сжатые сроки прошел путь от кочегара до штатного сотрудника главной газеты республики, печатался в самиздате и бесил КГБ, уехал в Америку, которая подарила ему не унылую эмигрантскую судьбу, а статус одного из ключевых русскоязычных авторов 80-х. Довлатов, чьи книги и заметки давно разобраны на цитаты, навсегда вписан в историю — даже власти Нью-Йорка признали, что одна из улиц Куинса, где писатель прожил больше 10 лет, должна носить его имя. Пусть кому-то кажется, что порой слова Довлатова слишком уж напоминают речи Капитана Очевидность, его тексты все равно остаются одним из лучших примеров отражения реальности. В 75-ю годовщину со дня рождения знаменитого русского прозаика вспоминаем 20 ярких цитат из его произведений.
Вечная ирония — любимое, а главное — единственное оружие беззащитных.
«Филиал», 1987
Талант подобен оргазму. Трудно утаить. Еще труднее — симулировать.
«Соло на IBM», 1990
Когда храбрый молчит, трусливый помалкивает. «Компромисс», 1981
Снобизм — это единственное растение, которое цветет даже в пустыне.
«Соло на IBM», 1990
Есть что-то ущербное в нумизматах, филателистах, заядлых путешественниках, любителях кактусов и аквариумных рыб. Мне чуждо сонное долготерпение рыбака, безрезультатная немотивированная храбрость альпиниста, горделивая уверенность владельца королевского пуделя…
«Заповедник», 1983
Когда от человека требуют идиотизма, его всегда называют профессионалом.
«Филиал», 1987
Многие думают: чтобы быть услышанными, надо выступать хором. Ясно, что это не так. Только одинокие голоса мы слышим. Только солисты внушают доверие.
«Соло на Ундервуде», 1980
Когда-то я довольно много пил. И, соответственно, болтался где попало. Из-за этого многие думали, что я общительный. Хотя стоило мне протрезветь — и общительности как не бывало.
«Чемодан», 1986
Известно, что порядочный человек тот, кто делает гадости без удовольствия.
«Компромисс», 1981
Женщины любят только мерзавцев, это всем известно. Однако быть мерзавцем не каждому дано.
«Компромисс», 1981
В разговоре с женщиной есть один болезненный момент. Ты приводишь факты, доводы, аргументы. Ты взываешь к логике и здравому смыслу. И неожиданно обнаруживаешь, что ей противен сам звук твоего голоса…
«Заповедник», 1983
Я совершенно убежден, что можно покорить любую женщину, без конца фотографируя ее.
«Филиал», 1987
Семья — это если по звуку угадываешь, кто именно моется в душе.
«Соло на IBM», 1990
Ревновать — это мстить себе за ошибки других…
«Иностранка», 1986
Женщины не любят тех, кто просит. Унижают тех, кто спрашивает. Следовательно, не проси. И по возможности — не спрашивай. Бери, что можешь, сам. А если нет, то притворяйся равнодушным.
«Филиал», 1987
Так я пошел в гору. До этого был подобен советскому рублю. Все его любят, и падать некуда. У доллара все иначе. Забрался на такую высоту и падает, падает…
«Компромисс», 1981
В борьбе с абсурдом так и надо действовать. Реакция должна быть столь же абсурдной. А в идеале — тихое помешательство.
«Филиал», 1987
Удивительно, что даже спички бывают плохие и хорошие.
«Соло на IBM», 1990
Самое большое несчастье моей жизни — гибель Анны Карениной.
«Соло на Ундервуде», 1980
Всю жизнь я мечтал быть учеником собственных идей. Чего и вам желаю!
«Новый американец», 1981

Добавить комментарий