Кремль развязал две мировых войны. Сегодня хочет развязать Третью…

Новости, Общество, Политика
photo_68982

Заявления Путина о «тренировках» в Сирии не совсем корректны. На самом деле, большую часть затрат берет на себя логистика и оплата материального вознаграждения войскам. При этом, российские войска активно принимают участие в воздушной фазе боевых действий. При этом, большая часть боеприпасов уходит просто в режиме утилизации. То есть, ВВС РФ сбрасывают то, что все равно пришлось бы утилизировать. В этом смысле, действительно, затраты – минимальны. Наблюдатели даже отмечают, что российская авиация оснащается старыми ракетами «воздух-воздух», эффективность которых уже не соответствует уровню даже вчерашнего дня. Это говорит о том, что количество новых и несравнимо более дорогих ракет – очень ограничено, а любая такая ракета амортизируется с каждым циклом взлета-посадки и требует ремонта.

Это говорит о том, что командование российской группировкой изначально не рассчитывало на противодействие авиации противника или средств ПВО. Оно и понятно, противник не располагает подобными средствами, а вступать в баталию с теми же турками – равносильно самоубийству.

На земле хоть и другая ситуация, но в сухом остатке – имеется подобный затратный механизм. Россияне не держат даже очаговой линии обороны. Они идут на усиление сирийской армии там, где планируется прорыв. Как только атака захлебывается и переходит в позиционные бои, россияне сразу выводят оттуда своих людей и технику. Такая тактика позволяет минимизировать потери и удешевить саму операцию.

В Украине этот номер не проходит по определению. В 2014 году россияне получили возможность быстрыми ударами продвигаться вглубь Украины потому, что на тот момент армии уже почти не было и она с трудом могла обеспечить даже очаговые узлы обороны, не говоря уже о сплошной линии. Тем не менее, даже в этом режиме, за несколько дней, ВС РФ понесли такие потери, которые в афгане были за два, три года. Этот момент был утерян и теперь украинская армия восстановила структуру, нарастила численность и самое главное – резко повысила боевую подготовку, скрепленную реальным боевым опытом. Она готова противостоять в режиме «армия против армии». Такой ситуации ни ВС РФ, ни войска совка не имели со времен Второй Мировой Войны.

Даже без активных военных действий, стоя на месте, ВС РФ вынуждены применять новейшее вооружение, боеприпасы и технику, неся потери даже в этом оружии. Здесь затраты не сопоставимы с сирийскими и самое главное – таких потерь в личном составе не было даже в Афганистане или Чечне. Причем, именно ВС РФ несут потери личного состава ВДВ, морской пехоты и спецназа. То есть, гибнут представители элитных войск. Когда-то, МО РФ откроет архивы и мы узнаем, сколько потерь было зафиксировано официально и тогда станет понятно соотношение возможных потерь при широкомасштабном вторжении.

Из этого следует простой вопрос, сможет ли РФ эффективно возмещать потери личного состава элитных войск и сможет ли она обеспечить войска новым оружием, в режиме пополнения уничтоженного. Хватит ли у агрессора на это дело средств и возможностей экономики? Это при том, что сегодня РФ уже не может рассчитывать на чью-либо помощь.

Есть мнение, что в случае начала вторжения в Украину всей группировки войск РФ, которая собрана у наших границ, месяц-два боев поставит крест не только на армии-агрессоре, но и на всей стране.
Очевидно, что только блицкриг и только такая его форма, когда можно получить массу неразрушенных материальных ценностей и потом – получать с них прибыль, дает смысл всему мероприятию. И напротив, затяжное рубилово, приводящее к чудовищным потерям и разрушением всего заталкивает воюющую сторону в такую дыру, из которой ей придется выбираться десятилетиями, а, возможно, и вовсе не удастся выбраться из этой ямы. За примерами далеко ходить не надо. Все лежит перед глазами и достаточно просто внимательно смотреть.

 

Когда Вторая Мировая война набрала размах и Великобритания осталась один на один с Германией, она остро ощутила ситуацию, когда нехватка ресурсов может просто поставить на колени. Это понимал и Гитлер. На минуточку, к тому моменту Великобритания обладала самой мощной экономикой и в рамках ее империи были абсолютно все ресурсы, необходимые для ведения боевых действий. Но было слабое место, которым воспользовался противник – коммуникации. Дело в том, что все ресурсы поступали морем, ибо все сухопутные транспортные пути были в руках Германии. Успешно нарушив морские коммуникации, Гитлер стал брать Альбион измором. Эта тактика была настолько успешной, что даже самый мощный в мире флот Ее Величества не мог обеспечить безопасность конвоев с необходимыми ресурсами. Если бы британцы продолжали военные действия с Германией и та не полезла бы во второй фронт, была большая доля вероятности, что империя могла капитулировать.

То же самое случилось и с совком. Своей молниеносной войной Гитлер почти полностью уничтожил войска Первого и Второго стратегических эшелонов РККА, ее ударную силу, еще в первые недели приграничных боев. Там же, у границ, были уничтожены или захвачены в качестве трофеев несметные горы оружия, боеприпасов и амуниции не только для первых двух, но и для Третьего стратегического эшелона. То есть, практически все армейские запасы были потеряны. Напомним, все это было произведено почти за десять лет усиленной индустриализации. Для восполнения материальных потерь, промышленность должна была работать круглосуточно несколько лет подряд. Но это идет речь о той промышленности, которая стала результатом индустриализации. Как и следовало ожидать, промышленность группировалась вокруг месторождений угля, железа и узлов электроэнергетики. То есть, речь шла о предприятиях, расположенных, в основном, на территории Украины. То есть, все это было потеряно в течение первых нескольких недель войны. Что-то удалось эвакуировать, но большую часть пришлось взрывать. В результате, вопрос ресурсов и их восполнения стал фактором неизбежной грядущей катастрофы. Ибо просто не реально на остатках оборудования обеспечить выпуск военной продукции, в разы превышающий то, что спокойно выпускалось до войны.

В обоих случаях Штаты оказались тем потайным карманом, откуда черпались ресурсы, необходимые непосредственно для армии, но самое главное – для восстановления промышленности и выпуска военной продукции. Не будь этого, мы бы имели совсем другую историю, и скорее всего – на другом языке. Только подключение к бездонным ресурсам Штатов стабилизировало ситуацию и включило режим гонки на выживание, когда проигрывал тот, у кого было меньше ресурсов. Германская промышленность в конце концов надорвалась, захлебнувшись заказами.

В этой связи, стоит посмотреть на ситуацию, которая складывается сейчас. РФ затевает войну не на подъеме, а на излете собственной экономики. Увеличение расходов на оборону, садят на бюджетный «Боливар» второго седока, а как мы знаем со времен О. Генри — «Боливар не выдержит двоих». Очевидно, что с той динамикой цен на основную экспортную группу товара, да еще и санкции, включать огромный насос, запитывающий военную машину – смертный приговор и машине, и насосу. Кроме того, пророссийское лобби в Европе оказывается во все более деликатном положении. То, что делает Путин, никак не вяжется с фундаментальными европейскими ценностями, но жирные гешефты пока не дают возможность повлиять на бензоколонку прямым и непосредственным образом, путем расторжения контрактов на поставку нефти и газа. Скорее всего, там уже поняли, что все к этому идет, но пока нет формального повода сделать именно это. Попытка начать широкомасштабное вторжение безусловно явится причиной для полного прекращения экспорта российской нефти и газа в Европу. Это станет непоправимым и смертельным ударом по российской экономике. И самое главное, у России нет возможности подключиться к ресурсам союзников, ибо союзников нет, а богатых – подавно. Так что тут следует рассчитывать на собственные возможности, а их для такой операции уже сейчас нет.
Изложенное в предыдущей части в полной мере касается и Украины. С той армией и с тем состоянием экономики, которые мы имели по состоянию на 2014 год у нас был единственный шанс противостоять агрессии Москвы – тотальная война. То есть, под ружье встали бы все желающие и кроме чисто армейских батальонов и бригад стали бы как грибы плодиться добровольческие структуры, самого различного направления, но объединенные войной с россиянами. Как не странно, это – страшный сон Путина. Такую войну невозможно выиграть по определению. Это сейчас видно в Сирии. Даже Штаты, с их тотальным применением высокоточного оружия, не имеют решающего преимущества в том же Афганистане. У России почти нет высокоточного оружия и она почти сразу окажется перед выбором полного уничтожения всего и всех перед своими войсками. В противном случае, чем дальше на Запад продвигалась бы армия, тем больше потерь она несла бы уже в своем тылу. Русских просто вырежут как скот. Нечто подобное делалось в Чечне, но разъярённые чеченцы – нервно курят в стороне, если окончательно упадет планка у украинцев. История полна примеров, когда вроде бы победивший противник был не просто уничтожен, а сметен самым страшным способом. Если кто забыл, достаточно подробно вчитаться в то, что сделала княгиня Ольга со своими противниками. Она их не просто уничтожила, а сделала так, что воспоминание об этом бросало в дрожь многие поколения потомков. Более поздняя история тоже полна примеров того, как противник завидовал своим коллегам, успевшим быстро умереть в бою.

Но вернемся к ресурсам. Два гола не прошли зря, и Украина уже имеет договоренности о том, что в случае начала агрессии мы мгновенно подключаемся к ресурсам наших партнеров. Именно этот механизм обсуждался в деталях и был утвержден недавно в Лондоне, на встрече министров обороны стран НАТО с нашим министром обороны. Теперь мы можем планировать свои боевые операции без явного лимита ресурсов.

Напротив, россияне имеют четкое представление о том, сколько времени может воевать их группировка до того, как захлебнется от нехватки самого необходимого. А то, что это произойдет – не вызывает сомнений. В послевоенный период, а тем более за время РФ, россияне не продемонстрировали ни одной действительно удачной наступательной операции, где они не имели гор своих трупов. Достаточно вспомнить афганскую кампанию, которая закончилась фиаско. То же самое и в Грузии. Хотели, но не смогли. Крошечную Грузию не удалось проглотить по причинам, которые могли вывести войну в тот формат, к которому РФ явно не готова. То же самое в Сирии.

Безусловно, еще в 2014 году российские войска действовали по заранее разработанным и утвержденным планам. В них содержались обоснования необходимости сил и средств, для достижения поставленной задачи. Безусловно, калькуляция велась из того, что им было известно о состоянии нашей армии. Чем хуже состояние противника, тем меньше усилий требуется для победы над ним и наоборот.

Так вот, этот критерий за два с половиной года изменился существенно. Украина восстановила боеспособность армии, а также получила мощный мобилизационный резерв. Кроме того, уже появилось очень большое количество военнослужащих и находящихся вне армии людей, которые уже сами хотят воевать с россиянами и умеют это делать. Заметим, характер нынешних боевых действий накладывает массу ограничений на способы уничтожения противника и саму возможность это делать. Широкое вторжение безусловно снимет условные ограничения, и россияне получат войну, которую они не нюхали с 1945 года. Приблизительные мероприятия они выдели в Чечне, но там военной победы не получилось потому, что удалось подкупить часть боевиков и сделать их своими союзниками, вчистую списав кровь на их руках. Именно победы там нет, есть подкуп. Так что тут их ждет новый, и очень неприятный опыт.

Наверняка, оперативные отделы штабов перекраивают и перекраивают свои планы, увеличивая количество техники и личного состава, для проведения операции вторжения. За этим – распухает логистика и в конце концов, все выходит на ресурсы государства и там уже возникает необходимость стыковать запросы и возможности. Есть подозрения, что с конца прошлого года стыковка стала происходить исключительно с применением русского «авось». В любом случае, стоимость такой операции выросла в разы.

И кроме того, россияне нам обещают бомбежку наших городов в материнской части Украины, но почему-то упускают из виду то, что в случае большой драки все места скопления российских войск или их пути сообщения становятся законными целями и война непременно придет в приграничные Ростов, Белгород и Смоленск. А когда силы истощатся, снабжение прекратится и войска пойдут назад, то для россиян начнется пора прозрения. Трудно сказать, войдут ли на плечах отступающей армии наши войска или нет, но россиянам следует на это молиться. Если наши таки войдут в приграничные районы РФ, они избегут того, о чем могут подробно рассказать жители оккупированной части Донбасса. Российские «добровольцы» и в первую очередь «казачки», уже показали свою неуемную тягу к мародерству. Там, где не будет оккупационных войск, казачки будут прихватывать власть так, как они это делали в некоторых городах Донбасса. А дальше они уже четко знают, что и как делать. Банки, ювелирки, автосалоны и обязательный список зажиточных граждан.

Но нам до этого нет дела. Похоже на то, что ВСУ выпала доля и честь стать могильщиком империи. Если с той стороны таки решатся изобразить большую войнушку, то пойдет она далеко не по тем планам, которые рисует российский генштаб. Их возможные ходы уже просчитаны и обвешаны контрмерами. Причем, просчитаны не только и не столько в Киеве. Не зря наш министр обороны вернулся из Лондона с двумя советниками – армейскими генералами из США и Великобритании. В случае большого вторжения, в дело вступит сразу несколько оперативных планов, которые будут координироваться сразу в нескольких генеральных штабах.

Короче говоря, если желание повоевать в Украине у дедушки Вовы фатально, то сейчас это делать ему будет куда грустнее, чем два года назад, а закончится все намного быстрее, чем он это представляет и в конце его ждет личная печалька.

Добавить комментарий